Пятница, 25.05.2018
Журнал Первый
Песни Победы →

«Большой взрыв»

5 января 2016

В преддверии новогодних праздников известная швейцарская часовая марка Hublot добралась до Самары
Десять лет назад на выставке в Базеле компания Hublot представила первые часы Big Bang, смело совместившие традиционные ценности часового искусства с современными технологическими достижениями. Новинка не случайно получила название Big Bang («Большой взрыв») – намек на теорию возникновения Вселенной. О стиле работы компании, уникальной концепции марки в эксклюзивном интервью «Первому» рассказывает директор Hublot по России, странам СНГ и Восточной Европе Дэвид Камба.

Алевтина ЛУКЬЯНОВА

– Расскажите о цели вашего визита в Самару.
– Россия – очень важный рынок для Hublot. Но ведь Россия – это не только Москва и Санкт-Петербург, как думают многие иностранцы. В России очень много крупных городов, и Самара – один из них. Здесь у нас много клиентов, которые любят и покупают часы Hublot. Поэтому для нас так важно иметь представление обо всей стране, обо всех регионах, чувствовать этот рынок, понимать потребности наших клиентов, живущих в разных уголках вашей страны.
– Насколько вы оптимистичны по поводу российского рынка, ведь не секрет, что сейчас, в кризис, рынок люкса во всем мире переживает нелегкие времена?
– Мы вынуждены жить и работать в условиях кризиса, нужно просто принимать это как данность, ничего с этим не поделаешь. К тому же, как известно, любой кризис – лучшее время для инвестиций. Мы очень успешны в вашей стране, у нас много клиентов, которые остаются верны брэнду Hublot. Более того, в России через три года состоится чемпионат мира по футболу, и Самара один из городов, где будут проходить игры. Наша компания официальный хронометрист FIFA, партнер чемпионата мира, поэтому нам важно понимать, что за города будут с принимающей стороны, поскольку именно во время чемпионата мы планируем проводить специальные мероприятия по продвижению нашего брэнда.
– Как вы думаете, почему именно в России так любят часы Hublot?
– Российский рынок довольно молод, как и наша марка. Соответственно, и русские клиенты, если так можно выразиться, не испорчены столетними традициями. Они любят все новое, оригинальное, нестандартное, что, собственно, наша марка и предлагает. Русские клиенты очень чувствительны к инновациям. Скажу больше, русский менталитет во многом нам созвучен.
– Вы делаете специальные коллекции для России?
– Коллекции по всему миру одинаковые. Одни и те же модели можно найти и в Москве, и в Самаре, или, допустим, в Гонконге. Но при этом специально для российского рынка мы сделали несколько лимитированных коллекций, таких, к примеру, как Jeans и Ferrari. Это лишний раз показывает, насколько нам важен российский рынок.
– Каково сейчас назначение часов, ведь это уже не просто прибор для измерения времени?
– Определенно, часы давно перестали быть просто инструментом для измерения времени. Это и символ статуса, и определенный месседж окружающим о том, что ты любишь и что из себя представляешь. Часы – способ выразить свою индивидуальность и заявить миру, кто я такой.
– Как вы думаете, в чем секрет успеха коллекции Big Bang? Почему она остается популярной в течение многих лет?
– Знаете, что удивительно – первая модель, которая была выпущена десять лет назад в коллекции Big Bang, до сих пор является бестселлером. Получается, что десять лет назад, сломав все правила и представив на рынок нечто совершенно новое и оригинальное, мы оказались на верном пути. Людям это нравится до сих пор. Более того, с этой моделью мы стали трендсеттером в часовой индустрии. И удача нам, безусловно, сопутствует!
– Эта коллекция обширна, каждый год появляются новые модели…
– Конструкция модели позволяет очень быстро адаптироваться к запросам рынка, довольно оперативно запускать новые лимитированные серии. Условно говоря, поменял безель, заводные головки, циферблат – вот и новая модель готова. Конечно, в реальности этот процесс немного сложнее. Концепция часов очень удачная – она гибкая, позволяет нам постоянно экспериментировать.
– Сколько часов выпускается компанией в год?
– 43 000. Для дорогой люксовой марки это солидная цифра.
– А если сравнить с другими часовыми брэндами в вашем сегменте?
– Допустим, IWC в год выпускают 75 000 экземпляров, а Rolex – 800 000. Но в данном случае важно не простое количественное сравнение. Rolex шел к своим восьмистам тысячам в течение ста лет. А мы, являясь люксовой маркой высокого уровня, фактически всего за десять лет достигли результата в сорок три тысячи экземпляров в год.
– Правда ли, что ваши часы собираются вручную, как это можно проверить?
– Проверить невозможно, можно только поверить мне на слово. Но с другой стороны, все наши часы механические, а это априори подразумевает ручную работу. Сегодня на конвейере можно собирать только кварцевые часы. Механику на конвейере сделать невозможно, нужны часовые мастера, чтобы их правильно собрать и настроить. Да и то количество часов, которое мы выпускаем в год, хоть и большое для люксового брэнда, все же недостаточно для конвейерной сборки, где фигурируют уже цифры совершенного иного порядка.
– У Hublot есть собственный механизм UNICO. Был ли его запуск данью престижа марки? Для чего часовые компании выпускают собственные механизмы?
– Клиенты всегда хотят что-то уникальное и интересное. И потом, компания ЕТА, которая производит 80% механизмов для всех часовых марок, не обязана никому их продавать. По большому счету, они гарантированно обеспечивают лишь марки Swatch group, поскольку входят в этот холдинг. Так что если хочешь быть независимым, тебе просто необходимо делать собственные механизмы. Поэтому мы и сделали наш UNICO. И еще одно неоспоримое преимущество собственного производства – можно это делать лучше всех. Наш UNICO по целому ряду характеристик превосходит механизмы, которые сейчас есть на рынке.
– А продавать другим компаниям вы не собираетесь свой механизм?
– Нет. Во-первых, чтобы производить собственные механизмы, необходимо время. А нам нужно в первую очередь обеспечить собственное производство. И потом, наши механизмы заведомо лучше, чем то, что сейчас предлагает рынок. Запас хода у UNICO 72 часа, другие механизмы сегодня обеспечивают лишь 42 часа. Что это значит? Многие носят часы только на работу. То есть в понедельник, когда ты надеваешь свои часы, они уже не ходят, их нужно заводить или приобретать специальную шкатулку для подзавода. У наших клиентов такой проблемы не существует.
– Китайцы сейчас могут сделать все что угодно. Говорят даже, что в своих гаражах они собирают «настоящие» Феррари. Как влияют на рынок швейцарских часов китайские копии? Сильно ли они отравляют вам жизнь? Существует ли вообще такая проблема для вас?
– Безусловно, как только марка становится успешной, ее сразу начинают копировать. Подделки есть, подделок много. Мы, конечно, пытаемся контролировать этот процесс, но это довольно сложно. Подход общий таков – человек покупает подделку потому, что не может позволить себе настоящие часы. Вполне возможно, те, кто ходят в подделке сегодня, завтра могут стать клиентами Hublot, потому что эти часы им нравятся. А вот качество в любом случае не сравнить.
– Вы можете нарисовать портрет клиента Hublot? Может быть у него есть какие-то специфические черты?
– На мой взгляд, каких-то определенных характеристик нет, но, однозначно, это люди с яркой индивидуальностью. Абсолютно уверенные в себе, самодостаточные, неординарные личности. Ведь когда ты покупаешь часы брэнда со столетней историей, по сути дела, это не совсем твой выбор. Hublot – молодая марка. Наши часы покупают, потому что они просто нравятся, а не ради легенды.

411.YL.5190.NR.ITI15-SD-HR-W 343.VX.6580.NR.0804-SD-HR-W

Обсуждение закрыто.