Человек искусства

29 апреля 2019

16 апреля – 89 лет со дня рождения особенного самарского человека Аннэты Яковлевны Басс
На протяжении десятилетий знаменитый директор самарского областного художественного музея Аннэта Басс сохраняла и приумножала его сокровища. Во время похорон Басс были выставлены наряды милиции. Поток желающих проводить ее в последний путь заполнил всю улицу Куйбышева. Ее имя чтится, а заложенные ею музейные традиции продолжаются. Автором идеи создать масштабное культурное мероприятие в память об Аннэте Яковлевне стала новый директор Художественного музея Алла Шахматова. Накануне дня рождения Басс «Первый» узнал у нее, как распорядятся музейным наследством преемники, уживутся ли вместе традиции и новации и от какого предложения Аннэты Яковлевны не смог отказаться президент Путин.
Оксана ФЕДОРОВА

Как никто другой

Как появилась идея премии имени Аннэты Яковлевны? Как проект будет интегрирован в культурную жизнь губернии?

Одной из своих задач в новой должности я вижу сохранение памяти о тех, кто создавал Художественный музей. Думаю, нам, региону, нужны мультикультурный фестиваль – музыки, изобразительного искусства, поэзии, посвященный Аннэте Яковлевне Басс, и премия ее имени. Аннэта Яковлевна, как никто другой, умела претворять личное переживание в достояние всех, и будет справедливо, если в Самарской области ежегодно будут награждаться люди искусства, «наращивающие» культурный слой, охраняющие его. Это пока всего лишь идея, ее можно и нужно обсуждать, форматировать – всем сообществом. Насколько возможно шире, не кулуарно.

А вы лично с Аннэтой Яковлевной были знакомы?

Мы были знакомы не один десяток лет, и именно она повлияла на то, что я стала галеристом. Прекрасный, глубокий, благородный человек. Светлый, совершенно не пафосный, с удивительным чувством юмора. Считаю подарком судьбы то, что мне довелось знать ее, вместе работать. Когда я была арт-директором галереи «Вавилон», у нас было много совместных проектов. Один из них очень запомнился – «Диалог галереи и музея». Часто самарские художники, экспонировавшиеся в нашей галерее, передавали свои картины в дар Художественному музею. И когда я пришла в Художественный уже директором, здесь меня встретила одна из таких подаренных картин. Лично для меня Аннэта Яковлевна была олицетворением Музея, его душой. Большое счастье, что она жила и работала в нашем городе. Оказывала помощь художникам, способствовала становлению Мастеров, которые впоследствии становились знаковыми фигурами для нашего города и региона в целом.
Рассказывать о ней могу бесконечно. Вот, например, история о том, как она, уже больная, в больнице, под капельницей – в десять минут собралась, когда позвонили и сказали, что к ней едет Путин. А начиналась история так. Аннэта Яковлевна мечтала возродить традицию конца 19-го века, когда художники приезжали в Ширяево и писали этюды. В этом селе в 1870 году великий русский художник Илья Репин работал над этюдами для своего знаменитого полотна «Бурлаки на Волге», а его друг Федор Васильев – над этюдами для картины «Барки на Волге». Поэтому знаменательным событием в культурной жизни не только Самарской области, но и всей России стало открытие Дома-музея Ильи Репина в селе Ширяево 27 июля 1990 года после капитальной реставрации здания. Самое деятельное участие в создании экспозиции принимала Басс. А весной 2000 года Аннэта Яковлевна получала в Москве Государственную премию. «И я, пользуясь случаем, – вспоминала об этой истории сама Басс, – пригласила Владимира Владимировича приехать в Самару, посмотреть на Жигулевские горы и на знаменитое село Ширяево. А он ответил: «Приеду!» Я тогда не придала его словам особого значения, потому что он так отвечал на все приглашения. Но вот к нам президент действительно приехал. Разве я могла не встретить его?»
1 сентября 2000 года Дом-музей Репина посетил президент страны Владимир Путин. Это была первая поездка президента в региональный музей. Когда он прилетел в Ширяево на вертолете, то ошарашенные визитом столь высокого гостя местные жители шептались: «Вот, Аннэта Басс Путина привезла!» Они при этом не ведали, что самарским властям о президентском визите стало известно всего лишь за сутки до самого события. А сама Аннэта Яковлевна, чтобы провести президенту экскурсию, сбежала из больницы. Ее ничто не могло остановить, когда она занималась своим любимым делом.

Спасти и сохранить

Можете ли вы назвать себя продолжателем ее дела?

Конечно, для меня это бесконечно важно. Спустя годы лучше понимаются, проблемы и масштабы задач, которые она решала!.. У нее всегда находилось время услышать молодых. Двери музея и ее дома никогда не закрывались, и сотрудники, которых она вырастила, – Елена Деева, Светлана Исайкина, Светлана Шатунова, Маргарита Кожевникова, плеяда моих ровесниц, которые были совсем девочками, когда познакомились с Аннэтой Яковлевной, – сегодня вспоминают, с какой щедростью она, как учитель и как мама, делилась с нами своим отношением к миру. Она была человеком мира и человеком искусства, поставив высокую планку любви и достоинства по отношению к людям в созданном ею музее.
А вот еще одна история про Басс. В августе 1953 года в Куйбышев по указанию Комитета по делам искусств РСФСР для чистки музейных фондов прибыл старший инспектор Голованов. После осмот-ра запасников он утвердил акт, согласно которому предписывалось уничтожить более 440 полотен, выполненных в конце XIX – начале ХХ века живописцами художественных групп авангардистов «Мир искусства», «Союз русских художников» и «Бубновый валет». Авангард в 1950-е годы считался буржуазным, антихудожественным направлением в искусстве, и потому, по мнению чиновников от культуры, хранить такие картины в советском музее было недопустимо. Однако благодаря смелости молодой сотрудницы Куйбышевского художественного музея, которая с риском для своей карьеры спрятала подлежавшие уничтожению полотна, бесценную коллекцию удалось сохранить для потомков. Этой сотрудницей, в тот момент только что поступившей в музей на работу, была Аннэта Яковлевна Басс. Ее жизнь впоследствии оказалась связанной с Самарским художественным музеем на протяжении 53 лет, из которых 44 года она была его директором.

Совет Аннэты

Насколько неожиданным было для вас предложение возглавить Художественный музей?

Это было неожиданно и волнительно от осознания меры соответствия уровню, заданному Аннэтой Яковлевной.

Как власть и бизнес откликнулись на вашу инициативу учредить премию имени Басс?

Вы первыми задаете такой вопрос. Пока это были такие, прямо скажем, кулуарные обсуждения, конкретно меропри-ятие еще не видится, но очевидно, что имя Аннэты Яковлевны должно быть увековечено и в значимой награде. Награде, которая будет означать высочайший уровень профессионализма в культуре. Следующий год – юбилейный, в апреле 2020 года Басс исполнится 90 лет.

Чем сегодня живет музей, какие у него планы?

Аннэта Яковлевна организовала попечительский совет, который решал очень многие вопросы. Ее связь с меценатами и коллекционерами всегда была очень крепка. Сейчас в музее идет проект Владимира Павловича Кузьмина, это наш крупный предприниматель. К 90-летию Комиссарова он показывает свою коллекцию. На проект не потрачено ни копейки бюджетных денег, все взял на себя меценат. Не очень давно, я считаю, у нас прошло два потрясающих, совершенно уникальнейших проекта. Это «Эрте» (Роман Тыртов), четыре частных московских коллекции составили прекрасную экспозицию в нашем музее. Роман Тыртов – основатель течения ар-дэко, потрясающий художник, «сумасшедший русский», как его называли во Франции и Голливуде. Собрание его картин сперва «прозвучало» в Эрмитаже, и я считаю: наш проект – это победа. Вторая выставка – Артур Фонвизин, у нас четыре коллекции, часть коллекции из музея Зверева, а три четвертых – собрания частные. Эти собрания востребованы в экспозициях столичных музеев – Третьяковской галерее и в Русском музее.

Как изменился музей за годы Аннэты Басс?

1960-70-е годы прошли в музее под знаком поиска и собирания уникальных работ среди частных коллекционеров Куйбышева. Фонд пополнился работами Рокотова, Боровиковского, Тропинина, Ге и других выдающихся художников. Но главное – выработалось самосознание провинциального музея, осмысление его культурной миссии: не случайно в 1967 году именно в Куйбышевском художественном музее была проведена первая в России конференция художественных музеев провинции. С 1989-го, после значительного расширения музейных площадей, работа Аннэты Басс развернулась с новой силой, особенно в направлении включения в музейный контекст современного русского и зарубежного искусства. В 1995-м усилиями Басс музеем была выпущена книга «От модерна до авангарда», закрепившая лидирующее положение Самарского художественного музея среди нестоличных музейных учреждений. Последним выставочным проектом Басс была ретроспектива Энди Уорхола.

Каким вы видите место Самарского музея в культуре страны?

Со всей ответственностью могу сказать, что у нас богатейшая музейная коллекция. Сейчас 130 единиц экспонирования из нашего собрания участвуют в масштабной статусной современной выставке на ВДНХ в павильоне «Рабочий и колхозница» – живопись, графика, советский период, русское искусство… По версии журнала Vogue, это главное культурное событие последних месяцев в Москве. По приглашению центра Гейдара Алиева, наряду с крупнейшими музеями страны, мы участвуем в знаковом проекте Андрея Сарабьянова «Авангард до востребования». Планов очень много, они интересные, многообещающие. Но совершенно точно могу сказать, что Художественный музей будет помнить и продолжать традиции, заложенные Аннэтой Яковлевной. Она говорила: нужно, чтобы музей был душой города, чтобы он «выходил в люди», расширял свои площадки, был гостеприимным. Общался, вовлекая в себя все больше людей. Учила: музей должен любить тех, кто сюда приходит. Так и будет.

Обсуждение закрыто.