Понедельник, 20.05.2024
Журнал Первый
Космос для России →

Мой друг Виктор Сойфер

18 июня 2020

«Я очень высоко ценю, искренне и глубоко уважаю Виктора Александровича. Когда долго его не вижу, чувствую, что мне его не хватает. И я его просто люблю…» Эти слова о Викторе Сойфере Геннадий Котельников, председатель Самарской Губернской Думы, произнес как о друге, с которым личные отношения связывают его более тридцати лет.

Александр Львов . Фото предоставлено пресс-службой Самарской Губернской Думы

— Когда и как вы познакомились с Виктором Александровичем?

— Это было 35 лет назад, в 1985 году. Я очень хорошо помню обстоятельства нашего знакомства. Я тогда был секретарем парткома медицинского института, а Виктор Александрович – заведующим кафедрой авиационного института. В 1985 году мы были включены в состав делегации для поездки в Болгарию. Период был сложный, началась перестройка. Денег не было ни у нас, ни у болгар. Тогда стало возможным обмениваться товарами. Болгарам было интересно то, что мы делали в сфере здравоохранения. А выпускали мы тогда гипербарические барокамеры, насыщающие под давлением кровь пациента кислородом. Это были локальные аппараты, их использовали для лечения целого ряда заболеваний: профессор Георгий Львович Ратнер применял их для лечения сосудов конечностей. Изготавливали это медицинское оборудование на одном из наших заводов. Мы были одними из первых, кто стал использовать барокамеры, это было очень прогрессивное направление в медицине.

Наши переговоры в Болгарии оказались весьма успешными. Нам тогда были нужны персональные компьютеры. Болгары нам передали около 50 компьютеров, а мы им – пять барокамер. Поездка длилась неделю. Вот тогда мы и познакомились с Виктором Сойфером поближе. Позже в составе официальных самарских делегаций мы побывали во многих странах – в Китае, Швеции, Бразилии, даже в Африке – в Кении. И там мы, естественно, много и продуктивно общались. С тех пор, повторю, прошло уже целых 35 лет – половина моей календарной жизни и главная часть трудовой, профессиональной и научной деятельности.

— Не было ли у вас в те годы некоего соперничества?

— Когда мы познакомились, я был молодым ученым, кандидатом наук, доцентом. А Виктор Александрович уже доктором наук. Он рано, в 30 лет, стал деканом, рано защитил кандидатскую диссертацию – в 26 лет, а докторскую – в 36 лет. Правда, он старше меня на четыре года, но тогда, пообщавшись с ним, я поставил себе задачу – защитить докторскую до 40 лет.

Мою решимость укрепил рассказ Виктора Александровича о своем отце Александре Мироновиче, который был первым ректором (тогда – директором) Куйбышевского авиационного института, созданного в суровом 1942 году по решению высшего руководства страны. А его сын через полвека тоже стал ректором того же вуза. Вот это история, вот это династия!

Виктор Александрович проработал ректором сначала Куйбышевского авиационного института, потом Самарского государственного аэрокосмического университета целых 20 лет – с 1990-го до 2010 года. Трудился на этом посту он очень эффективно, качественно и продуктивно. Все эти годы вуз динамично развивался, открывались новые кафедры, факультеты, строились учебные корпуса, общежития, спортивные залы, был построен комбинат питания.

Виктор Александрович — также очень эффективный научный работник. Сейчас он возглавляет три диссертационных совета. Лично подготовил 19 докторов и 25 кандидатов наук. За несколько лет в диссоветах защищено несколько сотен диссертаций. Виктор Александрович является автором 697 научных публикаций, в том числе 21 монографии, 11 из них изданы за рубежом.

Мне также очень приятно, что мой хороший друг и товарищ Виктор Александрович уже после своей блестящей 20-летней ректорской карьеры трижды избирался президентом Самарского университета, последний раз – в нынешнем юбилейном году.

Что удивительно, у нас с ним и звания почти одни и те же, что бывает очень нечасто. Мы оба – академики РАН, заслуженные деятели науки России, лауреаты Государственной премии РФ и премии правительства России, оба – почетные граждане Самарской области. Виктор Александрович – также кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» 3-й и 4-й степеней.

Двенадцать лет он возглавляет Общественную палату Самарской области – все время ее существования. Я, кстати, руководил в Палате комиссией по образованию и науке, когда Виктор Александрович впервые возглавил ее в 2008 году.

Наши карьеры сложились почти одинаково, мы с ним в чем-то похожи. Виктор Александрович, как любой человек, который движется по жизни, делает определенные мотивационные шаги, чтобы достичь тех или иных рубежей. Он – не карьерист, говорю об этом абсолютно уверенно, потому что большая часть его жизни проходила перед моими глазами.

Главное – мы с ним в кабинеты не рвались, занимались делом. Я стал вначале председателем студенческого профкома, потом секретарем комитета комсомола, парткома института, деканом… И у Виктора Александровича биография сложилась схожим образом. Сначала его пригласили работать деканом, затем заведовать кафедрой, а через три года после того, как он стал ректором, его стараниями на базе авиационного института был даже открыт целый НИИ – институт систем обработки изображений Российской академии наук. Это было сделано в те годы, когда осуществить подобное казалось практически невозможным делом! И он его возглавил.

— Ваши с Виктором Сойфером взгляды и жизненные позиции похожи?

— У нас с Виктором Александровичем на многие вещи взгляды совпадают. Когда мы вместе гуляем, например, по набережной (а это происходит каждую неделю), о многом говорим: о политике, науке, о нашем городе и других городах, о женщинах, наконец. Наши любимые женщины – это наши жены. У Виктора Александровича – прекрасная супруга Виктория Антоновна, они вместе уже 52 года, у них отличная семья, сын, внук…

Говорим также и о дружбе. У нас даже друзья одни и те же. Это Владыка Сергий: если он приглашает к себе, то нас вместе. Это губернатор Титов: Виктор Александрович учился вместе с ним в институте, да и я тоже с Константином Алексеевичем знаком почти полвека, с 1971 года.

Каждую субботу мы с Виктором Александровичем ходим в баню, у нас неплохая компания собирается, и каждый раз это уважительное общение и доверительный разговор. У нас нет особых тайн друг от друга. Мы и на футбол ходим, и в театр. Обсуждаем события, книги, которые читаем. Что характерно, многие вещи, поступки, даже наши ошибки, если они случаются, мы тоже оцениваем одинаково, сходимся в одном мнении, в одних оценках – как положительных, так и отрицательных. Бывает, советуюсь с Виктором Александровичем, какое решение мне принимать в той или иной ситуации. Чаще всего это происходит таким образом: вижу, что в ситуации поступить нужно именно так, и поговорю с ним об этом. И, наверное, в девяти случаях из десяти наши оценки совпадают. Приведу только один, но самый важный для меня жизненный пример.

10 лет назад меня пригласили возглавить Академию медицинских наук России. Сам Евгений Иванович Чазов приезжал сюда, беседовал со мной, потом меня пригласили в столицу, я побывал в самых высоких кабинетах, прошел множество различных согласований, и вопрос был уже практически решен. Но я не был настроен работать в Москве, жить там. Я любил и люблю Самару, у меня здесь работа, любимый университет, и я ну никак не хотел переезжать.

Виктор Александрович, конечно, был в курсе происходящего. И вот как-то гуляли мы с ним в очередной раз по Самарской площади, зашли в сквер, и он сам заговорил на эту тему, сказал мне: не надо тебе уезжать в Москву. Мы гуляем дальше, а у меня доминирующая мысль в голове – одна и та же. И на обратном пути говорю ему: «Завтра утром улетаю в Москву, и твои слова стали решающими – буду отказываться от предлагаемого мне назначения». И как оказалось потом, поступил правильно. Жизнь все расставила по своим местам. А Виктор Александрович сыграл тогда в моей судьбе роль доброго ангела.

Скажу одним словом – у нас с ним настоящая мужская дружба. У нас никто не довлеет друг над другом, он только старше меня, аксакал – вот главное отличие. Правда, сейчас это уже не чувствуется. Что прежде всего важно для человека, если говорить о дружбе? Когда ты свободно говоришь, не ограничиваешь себя, можешь ошибиться, позволить себе сказать о чем-нибудь: «Я не знаю».

Для меня в общении с Виктором Александровичем никаких ограничений нет. И у него, надеюсь, тоже. Иногда можем вместе и помолчать. А иногда начинаем «пилить» друг друга, потому что есть много вещей, которые мы можем обсудить только с ним: политика, наука, общество… У нас абсолютная дружба, когда говорят: «с ним пойду в разведку».

Конечно, и у нас есть недостатки – и у меня, и у него. Но я заметил, что, если человек тебе по-настоящему близок, то ты не обращаешь внимания на его недостатки. Бывает, что иногда наши взгляды с Виктором Александровичем и расходятся, но дружбе нашей это нисколько не мешает.

— И все-таки почему вы подружились?

— Скажу откровенно, что мне этого хотелось. Это – первое. И второе – жизнь, судьба сводит людей порой вопреки нашим желаниям. У Виктора десятки людей, с кем он учился, но все-таки дружит он со мной, а не с ними. И у меня очень много знакомых, тем не менее дружу я именно с ним. С Виктором Александровичем мы ездили ко мне на родину, и на него произвело большое впечатление наше живое и непосредственное общение с друзьями моего детства и молодости. И он сказал тогда фразу, которая мне запомнилась: «Петрович, я тебя всегда уважал, но теперь я тебя стал уважать еще больше, когда побывал на твоей родине, в твоей школе».

— Что вы хотели бы пожелать Виктору Александровичу в его юбилейный день рождения?

— Я побывал на многих его памятных датах: на 60-летии, 70-летии. Теперь вот 75-летие. Но он никогда не был сторонником пышных торжеств. В первую очередь я хочу пожелать – тут ничего и придумывать не надо – здоровья, крепкого-крепкого здоровья. Второе – он очень нужен семье, нужен своему вузу, нужен городу, нужен области. Нужен и стране – он академик.

Виктор Александрович, и мне ты тоже очень-очень нужен! Желаю, чтобы у тебя и дальше все было хорошо, чтобы ты жил долго, счастливо и умиротворенно.

Обсуждение закрыто.