Пятница, 27.05.2022
Журнал Первый
Космос – наше все →

Профессия для смелых

13 июня 2021

Здравоохранение – приоритетное направление политики региона,
в центре которой – человек

Сегодня в отрасли происходят масштабные преобразования. Почему здоровье и благополучие людей стали важнейшим критерием эффективности работы не только системы здравоохранения региона, но и власти в целом, как пандемия повлияла на реализацию нацпроекта «Здравоохранение», прибавила ли «скорая» в скорости и когда в поликлиниках исчезнут очереди, а также о чем мечтает министр здравоохранения, «Первому» в эксклюзивном интервью рассказал министр здравоохранения Самарской области Армен Бенян.

Оксана ТИХОМИРОВА; фото СамГМУ

Ускорение на всех уровнях

— В чем вы видите главный урок пандемии?

— Если говорить о важных промежуточных выводах, то, во-первых, это необходимость принятия быстрых решений и быстрой трансформации работы. Для этого нужны соответствующие, с одной стороны, ресурсы, с другой – быстрые организационные решения. Примером этого стало превращение поликлиники в больницу, терапевтического отделения в инфекционный стационар. Раньше таких прецедентов не было.

Кроме того, все должно быть регламентировано, документально оформлено приказами, обосновано расчетами… Поэтому, во-вторых, еще один урок – необходимость упрощения и ускорения всех регуляторных моментов. Мы должны быстро получить средства из областного бюджета, так же быстро перевести их в медицинские учреждения, где, в свою очередь, оперативно должны быть изданы соответствующие приказы, закуплено оборудование, проведено дооснащение. То есть ускорение на всех уровнях.

В-третьих, произошло обнажение старых хронических проблем, из которых наиболее насущной стала организация работы службы скорой помощи. Это наш авангард, именно работники «скорой» первыми встречаются с больными, и от них зависит, насколько будут загружены стационары.

Еще одна составляющая – работа поликлиник. Чтобы ее улучшить, надо было решать кадровые, технологические, организационные вопросы. Естественно, за всем этим тоже стоит дополнительное финансирование. Не открою тайны, если скажу, что для нас весьма болезненной оказалась нехватка кад-ров – требовалось значительное увеличение числа работников первичного звена, врачей общей практики, медицинских сестер до необходимого уровня, который позволил бы работать не только в плановом режиме, но и в два-три раза интенсивнее. Так, например, дефицит на март 2020 года – к началу пандемии – составлял 653 врача и 312 медицинских сестер. Словом, требовалось около 1000 медработников. Для решения этой задачи мы привлекали узких специалистов: хирургов, оториноларингологов, офтальмологов, акушеров-гинекологов, консультирующих в поликлиниках, – всех их мы направили в качестве участковых терапевтов. И уже в начале этого года в системе взаимодействия первичного звена и стационаров, а также скорой медицинской помощи в целом трудилось 12140 врачей, 25818 средних медработников и 6217 человек младшего медицинского персонала, было привлечено более 1500 студентов-старшекурсников и ординаторов. При этом в COVID-19-стационарах трудилось более чем 7000 медицинских работников: около 1500 врачей, 3600 медицинских сестер, около 2000 младших медицинских работников.

В целом, чтобы противостоять пандемии, в 2020 году в регионе была проведена огромная работа и по модернизации системы здравоохранения, и по ее структурной перестройке. На протяжении всего года создавалась новая противоэпидемическая система управления, внедрены внятная программа информирования населения, правильной маршрутизации, комплектования кадрового резерва, обеспечения медицинских работников средствами защиты и поставки лекарств в аптеки.

Уроки пандемии, как и сама пандемия, продолжаются для нас и сейчас. Мы не перешли в другой класс – мы продолжаем учиться.

— Больница им. В.Д.Середавина стала главным региональным информационным, методическим, организационным и диагностическим центром противодействия COVID-19. Вы были ее главным врачом. В чем уроки пандемии помогли вам в кабинете министра?

— Действительно, тогда я работал главным врачом областной больницы им. В.Д.Середавина и, безусловно, получил колоссальный опыт, который впоследствии оказался более чем востребован в министерстве. Если до пандемии задачей главного врача крупной больницы являлась организация помощи пациентам в рамках именно этого учреждения, то в масштабах пандемии самым важным оказалась диспетчеризация и координация работы системы здравоохранения в регионе. Нужно было определять пути направления пациентов в зависимости от степени тяжести их состояния и загруженности коечного фонда. Это уже экспертный уровень. Кто-то должен был взять на себя эту функцию и в силу своего интеллекта, образования, экспертного уровня оценки принимать решения по маршрутизации пациентов с COVID-19. Ведь их было очень много – как на поле боя (уместная аналогия!)  Красные, желтые, зеленые коридоры – в зависимости от степени тяжести. Если «красному» пациенту нужна экстренная реанимация и интенсивная терапия, то «зеленому» нужно дать таблетку и перевести в амбулаторную категорию. Вот это было самым важным в управлении. И мы вместе с минздравом организовали на площадке больницы им. В.Д.Середавина инфекционный госпиталь и центр управления здравоохранением, круглосуточно собирали информацию обо всех появляющихся больных, обо всех работающих компьютерных томографах, всех свободных койках во всех лечебных учреждениях Самарской области. В тяжелых случаях параллельно проводились консилиумы, телемедицинские консультации и эвакуация пациентов с использованием вертолета службы санавиации.

— Когда поступило предложение возглавить министерство здравоохранения, у вас были сомнения? Ведь это другой масштаб ответственности…

— Знаете, всегда считал, что сомнения – свойство порядочного человека. И скажу, что сомнения, которые были в лечебной моей работе ранее, в свое время помогли сохранить много жизней. Потому что всегда выбор делался в пользу больного. При организационной работе выбор происходит в пользу уже не одного человека, а очень многих. Здесь сомнения лежат, в первую очередь, в плоскости самокритики: а правильно ли мы все делаем? Каждый шаг оцениваем, как минимум, два раза и, если нужно, делаем шаг назад – чтобы потом сделать два шага вперед.

В целом сомнения возникали по последовательности принятия отдельных решений. А в том, что нужно работать максимально согласованно, включаться в наивысший уровень управления и в борьбе с новой коронавирусной инфекцией прикладывать все усилия, – никаких.

Как поле боя

— Что пандемия предъявила вам как личный вызов?

— Показала, как жестко все «обнуляется». Как при большом уровне знаний, умений и компетенций ты вдруг оказываешься практически беспомощным. И в очень короткие сроки тебе надо получить новые знания. А также довести их до людей – разумно, мудро, уверенно. Стать просветителем. У нас, к сожалению, часто не хватает времени просто поговорить со своими пациентами. 80% жалоб на медицинскую помощь – это, считаю, неотработка врачом обратной связи. От того, что мы устаем, не додумываем, не объясняем своим пациентам того, что знаем о них. Очень важно лечить словом! Для меня и моих коллег очень важной стала миссия просветительства. Сводки – как с боевых полей: ежечасно меняются вводные, надо, заботясь о пациентах, уметь быстро перестроиться.

Мы подготовили систему здравоохранения к тому потоку пациентов, который в итоге получили. Пиковые дни пандемии – это более 7000 подготовленных коек, из которых 6788 были загружены и работали. Загрузка коечного фонда достигала порой 90-95%. Но так, чтобы не было ни одной свободной койки, – такого не было. В том числе и потому, что мы ежесуточно за этим следили. Начинали с этого свой день и заканчивали тем же!

Массовое стихийное скопление людей в приемных отделениях объяснялось изначальной стратегией, заключавшейся в том, что все пациенты должны лечиться в стационарах. Безусловно, так и было какое-то время. Второй посыл, что всем пациентам надо делать КТ, также способствовал формированию очереди. Мы стали разъяснять: не нужно всем бежать на КТ, есть четкие, определенные показания, обусловленные периодичностью болезни. Инфекционное заболевание всегда характеризуется стадийностью. Если в первый день поднялась температура, КТ не имеет никакого смысла: поражения легких, если это COVID-19, встречаются несколько позже. Сделав КТ и не увидев поражения легких, и пациент, и врач могут быть введены в заблуждение и применить неверную тактику.

В больнице имени В.Д.Середавина расширили приемное отделение, создали на втором этаже зону ожидания, где разместили койки с кислородом для пациентов в состоянии средней тяжести.

После того как изменилась концепция лечения и государство выделило средства для бесплатных медикаментов, очереди в приемных быстро пошли на снижение. Ставилась задача, чтобы до пациента в первые же сутки дошел врач, а больные получили бы лекарства. В первичное звено мы рекрутировали дополнительных специалистов. К сожалению, для этого приостановили плановые консультации. Кроме того, в поликлиническом звене работало много студентов и ординаторов вузов и ссузов. Так проблема была решена.

— Как вы относитесь к негативным отзывам людей в соцсетях?

— Для тех, кто в силу профессии со скорбными историями сталкивается постоянно, болезни и смерти пациентов никогда не станут рутиной. Это всегда боль, скорбь. Но когда такие факты вытекают в публичную плоскость да еще подаются с необъективного ракурса… Безусловно, это дестабилизирует систему в целом. Я могу ответственно заявить, что для лечения и спасения каждого пациента было сделано все необходимое. Все правила – противоэпидемические, организационные и моральные – в отношении людей, которых мы потеряли, соблюдались с максимальным уважением и почтением к чувствам родственников.

Да, пандемия стала причиной роста смертности в регионе. За прошлый год прирост достиг 25%, это около 10 тысяч жизней, которые мы потеряли. И здесь мы подтвердили еще один важный урок и постулат медицины: профилактировать легче, чем лечить. Это к слову о противоэпидемических мероприятиях и вакцинации.

— Правда ли, что процент смертности в Самарской области был выше, чем в других регионах?

— Нет, это не так, наши показатели сопоставимы со средними. Основное здесь – оценка причин смертности. Примерно в 30% случаев причиной смерти официально стал коронавирус, это был основной диагноз. Еще 40% погибших – люди, у которых на фоне новой коронавирусной инфекции обострились хронические заболевания. Речь идет, в основном, о болезнях органов дыхания, системы кровообращения и головного мозга. Коронавирус влияет на свертываемость крови, провоцирует ее сгущение… Третьей самой распространенной причиной смерти стала внебольничная пневмония.

Кроме того, такой прирост обусловлен тем, что системе здравоохранения региона за прошлые годы удалось увеличить продолжительность жизни пожилых людей. А новая коронавирусная инфекция выбрала их своей мишенью. Смертность в группах 60+ в несколько десятков раз выше, чем в более молодых. Те, кто, к сожалению, погиб, в большинстве своем имели сопутствующие и фоновые хронические заболевания, и они либо обострили течение коронавирусной инфекции, либо сами стали причиной смерти.

— Одним из эффективных решений стал сценарий, который вместе с увеличением количества инфекционных госпиталей открыл площадки реабилитации в санаториях. Это наше самарское ноу-хау?

— Самарская область была одной из первых в России, кто применил этот подход. Это было отчасти обусловлено необходимостью разгрузить койки в стационарах. Инфекционный стационар – это поле боя, здесь надо спасать жизни! Сценарий внедрен и работает, сегодня это четыре площадки мощностью 450 коек. Сейчас расширяем реабилитационные программы, ждем и тех, кто лечился на дому.

Уникальные решения

— Один из уроков пандемии, о которых публично заявлял губернатор, – это то, что в предыдущие годы бездумно оказались ликвидированы необходимые ныне койко-места. Будут ли они возвращены в систему?

— Работу в этом направлении мы начали, будет сделана оценка эффективности работы каждой койки. Очевидно, что в отношении инфекционной службы критика губернатора справедлива. Лидер региона первым обнажил эти проблемы, взялся за их решение, и сейчас впервые за последние 40 лет идет строительство двух инфекционных больниц. Это 100-коечный инфекционный корпус больницы в Сызрани, который, планируем, будет сдан уже в этом году. И в этом же году начнется строительство такого же большого 100-коечного корпуса в Самаре на базе детской инфекционной больницы. Это крупные проекты.

Но было еще одно уникальное решение – строительство модульных инфекционных корпусов на площадке больницы им. В.Д.Середавина, тольяттинской больницы №5. Надеяться, что пандемия пройдет, неразумно. Мы рассчитываем, что нам удастся ее ограничить вот на этих дополнительных площадях, и тогда сможем говорить об управлении пандемией.

— Какие качества нужны министру прежде всего?

— Пандемия научила меня многому и продолжает учить. Главное – быть сконцентрированным и мобильным. На посту министра необходимы, с одной стороны, моментальная индикация и оценка изменения ситуации, с другой – анализ и быстрая ретрансляция. Мгновенно оценивать все, что происходит вокруг. Должным образом реагировать. Секундное расслабление смерти подобно. Оперативное владение всеми цифрами! Объем информации огромен. Тем выше уровень ответственности, тем скорее он растет в геометрической прогрессии.

— У губернатора чему учились?

— Одно из уникальных качеств Дмитрия Игоревича – способность переключаться с одной большой проблемы на другую, мгновенно погружаться на всю глубину, во все детали и быстро находить эффективное решение. Я такого раньше не видел ни у кого!

— И вы, и губернатор, знаем, переболели COVID-19. А кто еще из членов правительства?

— Имена не могу назвать – соблюдаем правила неразглашения персональных данных и врачебную этику. Могу лишь сказать, что большая часть членов правительства в процессе противодействия новой коронавирусной инфекции переболела. Многие лежали в больницах, в тех же палатах, что и остальные жители Самарской области.

— Мы научились лечить COVID-19?

— И научились, и продолжаем учиться. Буквально на днях вышла 11-я версия методических рекомендаций Минздрава РФ, где схемы лечения уже изменились. Одни лекарства добавлены, другие исключены. Теперь надо научить, разъяснить – и ключевое слово здесь «быстро». Есть все протоколы, алгоритмы лечения. В зависимости от тяжести, от сопутствующих заболеваний, от возраста лечим по-разному.

— Как идет вакцинация в регионе: вакцины, организация, количество вакцинированных? Сделали ли прививку?

— Да, я привился, привились все члены моей семьи. Все прошло без осложнений. Это было осознанное решение, и теперь я спокоен за своих родных и близких. Хотел бы обратиться ко всем, кто еще колеблется: обязательно сделайте прививку, это наша общая цель – достичь необходимого уровня вакцинации. 1,5 млн человек – необходимый минимум, который позволит нам взять инфекцию под контроль. В целом же вакцинация показана всем, у кого нет прямых противопоказаний!

На сегодня мы получили более 460 тысяч доз вакцины «Спутник V», которая вышла уже в массовое производство. При этом мы получили чуть более 20 тысяч доз вакцины «ЭпиВакКорона» («Вектор»), то есть на порядок меньше. И почти 4000 дозы вакцины «КовиВак» (Центр им. Чумакова), еще на порядок ниже. Таково соотношение не только в нашем регионе, оно такое по всей стране. Это связано с масштабами производства вакцины и ее тиражированием. Все вакцины, после того как они приходят на единый областной склад, распределяются в равной пропорции между всеми 68 учреждениями, на площадках которых проводится вакцинация. Вакцинируем по принципу «какая вакцина есть, той и прививаем», никаких предпочтений и привилегий.

На пять лет вперед

— Из-за пандемии начало модернизации первичного звена здравоохранения было отложено на 2021 год. Как сейчас идет эта работа в Самарской области?

— Полным ходом! В трех основных направлениях: ремонтно-строительные работы, закупка оборудования и закупка автотранспорта. Программа модернизации предназначена для поликлиник, для первичного звена. В целом на все выделено более 2,5 млрд рублей. Средства уже размещены на аукционах, около 54% законтрактовано, начинается процедура поставок. Все учреждения, включенные в программу, в этом году получат новое оборудование, например, аппараты УЗИ, эндоскопические стойки, электрокардиографы.

Появятся ли в регионе в 2021 году новые больницы и поликлиники?

— Поликлиника в Крутых Ключах – объект включен в проект модернизации первичного звена здравоохранения, который будет реализовываться в области с 2021 по 2025 годы, утвержден проект и заложено софинансирование из федерального и регионального бюджетов. Проект будет реализован в течение ближайших трех лет.

Начинаем строить поликлинику в Волгаре, в Нефтегорске делаем дополнительный корпус. И начинаем возводить два больших приемно-диагностических отделения в Красном Яру и Сергиевске. Они будут работать как межрайонные, каждый из них сможет одномоментно принять 50 пациентов, причем пяти пациентам одновременно может оказываться хирургическая и реанимационная помощь. Это уникальный опыт, мы одним из первых регионов применяем такой подход и, надеемся, потом будем его тиражировать.

— Что конкретно включает в себя программа модернизации первичного звена здравоохранения?

— Программа началась в Самарской области в 2021-м и завершится в 2025 году. Она включает строительство новых и реконструкцию действующих учреждений здравоохранения, оснащение их медицинским оборудованием, обновление транспортного парка медучреждений.

Планируется реконструкция трех объектов здравоохранения: административного здания Нефтегорской ЦРБ, исторического здания больницы Красного Креста в Самаре и ЦРБ в Варламово в Сызранском районе, а также капитальный ремонт 217 зданий поликлиник, ФАПов, ОВОПов.

Кроме того, за пять лет планируется построить пять поликлиник в Самаре, Кинеле и Ставропольском районе. Кроме поликлиник, в регионе в течение пяти лет возведут 99 модульных зданий медицинского назначения – 73 фельдшерско-акушерских пункта, 11 офисов врачей общей практики, 10 врачебных амбулаторий и пять клинико-диагностических отделений.

Свыше 217 фельдшерско-акушерских пунктов, офисов врачей общей практики и других медицинских учреждений планируется отремонтировать до 2025 года в рамках этой программы. Еще три объекта здравоохранения предполагается реконструировать.

Программа модернизации также предусматривает поставку более чем 3,6 тыс. единиц оборудования, из них 485 устройств будут использованы для замены устаревшей техники. В их число вошли 134 единицы «тяжелого» оборудования (флюорографы, маммографы, аппараты КТ, МРТ и рентгеновские аппараты). Кроме того, для больниц будет закуплено 639 автомобилей отечественного производства.

— Армен Сисакович, почему в поликлиниках мы до сих пор сидим в очередях? Когда их не станет?

— Мы видим очереди в поликлиниках, потому что одновременно у нас продолжается много процессов. Мы внутри пандемии, а очереди у нас были и до нее. Мы возобновили диспансеризацию и профилактические осмотры. Параллельно идут процессы налаживания работы бережливой, заботливой поликлиники как системы, на это у нас в 2021 году выделено 60 млн рублей. Учимся сами и учим людей больше и активнее пользоваться госуслугами, записываться удаленно. Но все, чему надо учиться, – процесс небыстрый. Программа пятилетняя, поэтому эффект (полностью цифровая поликлиника, регистратура) мы сможем увидеть года через полтора.

— Хватает ли высокотехнологичной медицинской помощи на всех жителей Самарской области?

— На 90%. Дефицитные 10 процентов формируются в течение года, и в каждом случае вопрос мы решаем индивидуально. Кого-то направляем в федеральные центры, на кого-то дополнительное финансирование выделяет областной бюджет. А кто-то получает такую же высокотехнологичную операцию за счет средств ОМС.

— Прибавила ли служба скорой помощи в скорости?

— Да, конечно! Только в осенний период в Самаре мы увеличили количество бригад на 20. Решаем вопрос об увеличении численности в Тольятти. Чтобы скорость «скорой» повысилась, необходимо определенное число машин, людей и работа информационных систем.

Впервые в этом году мы все работающие на территории региона «скорые» погрузили в одну информационную плоскость, в одну информационную систему. Мы на пути к созданию единой службы. С единой диспетчерской, которая при необходимости будет перекрывать друг друга в зависимости от локации и точки назначения. Сегодня количество машин достаточно, проблема – в нехватке кадров. Поэтому мы прикладываем и будем прикладывать усилия, чтобы труд «скорой» получил адекватное вознаграждение, большие соцпакеты.

— Как решается проблема кадров? Где брать врачей?

— Думаю, эта работа должна начинаться, когда будущие врачи сидят за школьными партами. По аналогии с футболом. Чтобы создать команду-чемпиона, надо работать с теми, кто только начал ходить. Так и здесь. Мы внутри министерства разработали кампанию презентаций по каждому лечебному учреждению, каждому главврачу поручили выступить в школах, в старших классах, чтобы продвигать профессию медицинского работника.

Помимо высокой социальной роли медиков, которую выявила пандемия, безусловно, важна социальная обеспеченность самих врачей. Меры поддержки, действовавшие в регионе раньше, теперь, после послания губернатора, будут усилены: увеличены и дифференцированы подъемные, юридически прорабатывается вопрос последующей приватизации служебного жилья для медработников.

И, конечно, важно наличие медицинских вузов, сильных, авторитетных научно-педагогических школ.

Мы беседуем с вами в год 170-летия губернии – у врачей региона мощная история, большие учителя, личности. Мы – сильное профессиональное сообщество, и этот факт намагничивает поток в профессию.

Команда неравнодушных

— Родились ли в регионе прорывные идеи и проекты, имеющие потенциал масштабирования?

— Это создание центров управления рисками, центров координации. Сейчас эту модель, отработанную в пандемию, мы распространили на противодействие инфарктам миокарда и острому нарушению мозгового кровообращения. Этот наш опыт, убежден, должен быть взят на вооружение. Это действенный инструмент, который позволяет мгновенно выявлять все риски и недочеты. Где-то может какого-то лекарства не хватать, где-то «скорая» доехала позже, чем надо… И нужно не ретроспективно оценивать, как обычно, а сразу же, по горячим следам принимать решения. Мы обязательно будем создавать аналогичные центры в отношении заболеваний других значимых профилей. Создавать регистры пациентов.

У каждого профиля – свой регистр! Оцифрованный список, с которым работать, – обязателен. Сейчас мы это делаем с паллиативными детьми. Запускаем проект в отношении пациентов, у которых в результате хирургических операций на переднюю брюшную стенку выведены мочеточники или прямая кишка. Это тоже важная группа, где нужны мониторинг и сопровождение на каждом этапе. Вот такие системы мы сейчас выстраиваем.

— В чем вы видите свой личный вклад в реализацию нацпроекта «Здравоохранение»?

— В глубоком знании предмета своей деятельности, в обязательном привлечении к этому процессу каждого, кто работает в нашей системе, от главного врача до санитарки.

— Чем, если сделаете, как министр будете гордиться?

— Если удастся обеспечить устойчивость системы здравоохранения. И не просто вернуть ее к допандемическому состоянию, результатам, показателям, но и, проработав все уроки пандемии, провести обоснованную, акцентированную трансформацию отдельных направлений. Где нужно лечить на койке – увеличить количество коек. Там, где можно перевести пациента на телемедицину, – сделать это, обеспечив качественное амбулаторное лечение. То же самое и с реабилитацией. Качественная современная система реабилитации, которая должна начинаться еще до применения специализированных методов лечения. Сейчас принципиально нового в медицине не придумаешь. Но, оперируя существующими ресурсами, нужно сделать так, чтобы количество здоровых людей в Самарской области стало больше. Хочу, чтобы люди жили дольше. И качество жизни, лежащее в основе долголетия, было высоким, а все ресурсы системы здравоохранения направлены на это.

— О чем мечтаете?

— Чтобы в регионе всегда была сильная команда неравнодушных людей. Сильная медицина, доступная каждому. Чтобы человек был уверен: что бы ни случилось, ему всегда протянут руку и не выпустят до тех пор, пока он нуждается в помощи.

Дмитрий Азаров, губернатор Самарской области

Уважаемые работники и ветераны здравоохранения Самарской области!

Примите мои самые теплые, сердечные поздравления с профессиональным праздником!

В этом году мы отмечаем День медработника с особым чувством. Сегодня люди в белых халатах воспринимаются абсолютным большинством людей нашего региона, страны и всего мира как представители не только самой благородной и гуманной, но и героической профессии.

Находясь на переднем крае борьбы с коронавирусной инфекцией, другими тяжелыми заболеваниями, самоотверженно выполняя свой служебный долг, вы спасаете человеческие жизни, при этом зачастую рискуя своей собственной.

Ваша преданность призванию, готовность к самопожертвованию, верность клятве Гиппократа не могут не вызывать самого искреннего восхищения. Сутками напролет вы боретесь за здоровье своих пациентов и, преодолевая чудовищное напряжение, продолжаете делать свое дело – лечить людей, возвращать их к нормальной жизни.

Медицинские работники Самарской области – врачи, фельдшеры, медицинские сестры, санитары, водители скорой помощи – всегда отличались высочайшим профессионализмом и лучшими человеческими качествами, которые особенно ярко проявились в период противодействия пандемии. Поэтому те меры поддержки, которые приняты в последние месяцы, – это лишь малая толика той благодарности, которую государство, общество, каждый из нас может вам выразить. Мы и дальше будем оказывать вам всестороннюю поддержку, совершенствовать систему здравоохранения в целом.

В регионе продолжается реализация иници-ированного президентом РФ Владимиром Владимировичем Путиным национального проекта «Здравоохранение», цель которого – увеличение продолжительности жизни, укрепление материально-технической базы медицинских учреждений. Уверен, что наши совместные усилия позволят совершенствовать качество оказания медицинской помощи, повысить ее доступность.

Уважаемые медицинские работники и ветераны отрасли! Позвольте от всего сердца поблагодарить вас за ваш труд, за неоценимый вклад в укрепление здоровья наших земляков. Мы часто слышим от вас теплые, добрые, ободряющие слова, которые помогают нам преодолевать недуги, вызывают прилив жизненных сил и просто поднимают настроение. Очень хочется, чтобы вы почаще слышали их от своих пациентов и даже от незнакомых людей. Ведь вы выполняете главную миссию на земле – сохраняете жизнь.

От всей души желаю вам и вашим семьям крепкого здоровья, счастья, благополучия и всего самого лучшего!

Геннадий Котельников,

Председатель Самарской Губернской Думы, Президент Самарского государственного медицинского университета, академик РАН

Уважаемые медицинские работники Самарской области!

Примите самые искренние
и сердечные поздравления
с профессиональным праздником!

Второй год мир живет в условиях пандемии, и все это время ни на минуту не прекращается борьба за здоровье людей, на передовой которой находятся наши врачи, медицинские сестры, санитарки, работники скорой помощи. Я знаю, что вы все работаете с полной отдачей сил.

Сегодня общество, как никогда, осознает, что медицинские работники – это настоящие герои, которые, несмотря на мирное время, ежедневно совершают подвиг во имя спасения человеческих жизней.

Огромное вам спасибо и низкий поклон за вашу самоотверженность, профессионализм, душевную чуткость!

Президент страны Владимир Владимирович Путин высшим национальным приоритетом назвал сбережение народа России. И работа всех органов власти поверяется этим принципом.

В Самарской области стартовала пилотная программа модернизации первичного звена здравоохранения, а значит будут появляться новые больницы, ФАПы, амбулатории, оснащаться медицинским оборудованием, транспортом, комплектоваться медицинскими кад-рами. Будет повсеместно внедряться принцип «заботливой поликлиники», чтобы обеспечить высокое качество оказания медицинских услуг населению.

Предусмотрены дополнительные выплаты медицинским работникам, в том числе переезжающим в отдаленные районы, решается вопрос с жильем, эффективно работают программы «Земский доктор» и «Земский фельдшер».

В регионе сегодня активно идет прививочная кампания от коронавируса. В губернии есть большой запас вакцины, и он регулярно пополняется.

Благодаря всем принимаемым мерам и, конечно, в первую очередь огромному труду врачей удалось снизить показатели заболеваемости.

Еще раз – самые теплые слова благодарности медицинским работникам! От всей души желаю крепкого здоровья, бодрости, стойкости!

Мира и добра вам, вашим родным и близким!

Обсуждение закрыто.